FAQ о Католической Церкви

Почему Католическая Церковь признаёт Иисуса Богом?
Правда ли, что Католическая Церковь верует в трёх богов вместо Единого?
Правда ли, что христиане внесли изменения в ниспосланные Богом Священные Писания?
Правда ли, что христиане поклоняются своим святым?
Правда ли, что христиане поклоняются иконам и статуям?
Почему католики считают Папу Римского наместником Бога на земле?
Как согласуются с христианским учением Крестовые походы?
Как согласуются с христианским учением деяния инквизиции?
Правда ли, что в Католической Церкви венчают гомосексуалистов?

 

Почему Католическая Церковь признаёт Иисуса Христа Богом?

Для наиболее полного понимания ответа на этот вопрос, спрашивающий должен прежде всего понять, на какие источники опирается Церковь, приписывая то или иное свойство, черту или высказывание Иисусу Христу. Католическая Церковь имеет два основных источника своего вероучения – это Священное Писание и Священное Предание. Если мы хотим узнать, что Церковь говорит о том или ином моменте вероучения, то истекать он будет обязательно из вышеуказанных источников.

Священным Писанием Церковь называет собрание книг, в которых на протяжении длительного периода времени собиралась и сохранялась информация о Божественном Откровении. Священным же Преданием мы называем информацию об этом Откровении, которая на протяжении веков сохранялась в Церкви.

Поставленный вопрос не нов для Церкви, так как на протяжении многих лет Её существования он задавался различными людьми в различное время. И он несомненно важен, Сам Иисус Христос однажды задал его Своим ученикам. “За кого вы почитаете Меня?” спросил Он Апостолов. ( Матф.16:15). Священное Писание устами св. Петра даёт нам вполне однозначный ответ на этот вопрос – Христос – Сын Бога живого и Сам Бог. На протяжении всех событий описанных в Евангелиях Иисус даёт окружающим понять, кто же Он на самом деле. Он прямо присваивает Себе различные черты, свойства и атрибуты, обладать которыми может только Бог. Так, Он говорит иудеям о Своём предвечном существовании “Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь” (Иоан.8:58), заявляет о наличии у Него права прощать людям грехи (Мар.2:9), на что возмущённые иудеи обвинили его в богохульстве – и если бы Иисус не был Богом, они были бы правы, ведь только Бог может прощать грехи. Иисус властен над жизнью и смертью, над силами природы, над животными, над демонами сатаны. И наконец Он сам неоднократно заявляет о Себе, как о Боге. О Своём предвечном существовании Он говорит теми же самыми словами, какими Бог открылся Моисею (“прежде нежели был Авраам, Я есмь”); на просьбу одного из учеников явить им Бога, Он указывает на самого Себя (“Столько времени Я с вами и ты не знаешь Меня, Филипп?”), принимает поклонение Фомы, назвавшего Его Богом. Будь Иисус простым пророком, мог бы Он говорить такие слова? Ведь они были бы на самом деле богохульными.

Примечателен также тот факт, что действия и слова Иисуса совсем не похожи на действия и слова пророков, посылаемых Богом Израилю до Него. Никто из них никогда не дерзал говорить какие то слова от своего имени. Все они только передавали слова Бога народу. «Так говорит Господь!» – начинали они свои пророчества. Иисус же всегда говорит от Самого Себя. «Я говорю вам». Более того, Он заявляет, что всех прежних пророков посылал Он сам! (Матф. 23:37)

Таким образом, вера Католической Церкви в Божественность Иисуса Христа основана прежде всего на Его собственных словах. Священное Предание только подтверждает эту истину – от самого начала существования христианства оно исповедовало именно такую веру, которую возвестили миру Апостолы и ученики Иисуса Христа.

Известный христианский писатель К.С. Льюис весьма справедливо заметил: «Простой смертный, который утверждал бы то, что говорил Иисус, был бы не великим учителем нравственности, а либо сумасшедшим вроде тех, кто считает себя Наполеоном или чайником, либо самим дьяволом. Другой альтернативы быть не может: либо этот человек – Сын Божий, либо сумасшедший или что-то еще похуже.»

Правда ли что Католическая Церковь верует в трёх богов вместо Единого?

Нет, это неправда. Так может утверждать лишь тот человек, кто не сделал попытку разобраться в том, во что же на самом деле верят христиане, а подобрал наиболее походящую на правду версию, соответствующую его личному восприятию.

Церковь исповедует веру в Единого Истинного Бога, явившего Себя людям в трёх ипостасях – в Отце, Сыне и Духе Святом. Эта вера, так же как и вера в Божественность Иисуса Христа основана прежде всего на источниках Божественного откровения – Писании и Предании. Всю информацию о Боге мы черпаем прежде всего из этих источников, через которые Он Сам пожелал открыться людям.

Свою Триединую сущность Бог начинает открывать людям через Иисуса Христа. На страницах Нового Завета говориться о Троичной природе Бога, свойства, присущие лишь Богу мы видим у Отца, Сына и у Святого Духа. Другими словами Библия с одной стороны прямо говорит о Них, как о отдельных личностях, Которым присущи божественные атрибуты, а с другой утверждает о том, что Бог, несомненно есть Бог Единый.

Как же такое может быть? Как Единый Бог может быть одновременно Отцом и Сыном и Духом Святым? Иначе говоря, как 1+1+1 может быть равно 1?

Когда мы говорим о вещах, привычных для нас, поддающихся нашей человеческой логике, счёту, пониманию, то имеем право на удивление и даже возмущение, если нам заявят нечто подобное. Но дело в том, что каждый раз, когда мы задаём подобный вопрос о Боге, то априори подразумеваем, что мы можем понять Того, кто создал Вселенную, звёзды, Землю и нас самих. Будто Он настолько прост, что описать Его внутреннюю жизнь, Его мысли, Его намерения и мотивации для нас так же элементарно, как если бы мы описывали подобного нам человека. Насколько разумен в человеческих устах вопрос Богу: «Как Ты можешь быть таким?». Если мы задаём его, то не подразумеваем ли тем самым, что абсолютно точно знаем, каким должен быть Бог? А если мы это знаем, то откуда? К сожалению, многие люди ставят свои собственные представления о Боге выше тех, что можно почерпнуть из Его Слова. Христиане предпочитают искать ответ на этот вопрос в том Слове, которое Сам Бог передал нам через избранных Им пророков и апостолов. А в нём Бог предстаёт нам, как Отец, Сын и Дух Святой, Единый в Трёх Лицах. Святая Церковь, следуя за Божественным откровением учит: «Наша общая христианская вера в том, что мы поклоняемся единому Богу в Трех Лицах и Трем Лицам в одном Божестве, и при этом не смешиваем лица и не разрываем Божественной Сущности.»

Св. Августин Блаженный до своего обращения в христианство был языческим философом. Признавая истинность и неповреждённость христианской веры, он тем не менее никак не мог понять сути догмата о Пресвятой Троице. Размышлениям над этим вопросам он посвятил очень много времени, мысль эта не оставляла его в покое. Однажды он шёл по берегу моря, погружённый в свои размышления о природе Бога, тщетно пытаясь примирить её со своим разумом.. Прогуливаясь так, он увидел мальчика, игравшего на берегу. Мальчик выкопал маленькую ямку и носил в неё ракушкой воду из моря. Августин подошёл к нему, и чтобы как-то отвлечь себя от тягостных раздумий, спросил: «Что ты делаешь, малыш? Что это за игра такая?». «Я хочу перелить это море в свою ямку» ответил мальчик. «Глупенький» – засмеялся Августин – «Разве же ты не видишь, сколь огромно это море, ужели оно поместиться в этой ямочке?». «А как же ты хочешь поместить бесконечного Бога в своём маленьком человеческом разуме?» – спросил мальчик и исчез.

Таков же ответ Бога всем тем, кто считает, что может описать Его так же просто, как какую-нибудь сотворённую Им вещь. Вера в Троицу – прежде всего вера в Божественное откровение, попытка же отрицания этой веры с помощью человеческой логики – нелепа, если не богохульна. «Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших.» (Ис.55:8-9)


Правда ли, что христиане внесли изменения в ниспосланные Богом Священные Писания?

Мнение о недостоверности текстов христианских Священных Писаний – излюбленный конёк многих противников христианства. Легенда о неких «подлинных» Писаниях, якобы намеренно уничтоженных христианскими церковными лидерами настойчиво навязывается и поддерживается в умах людей, мало знакомых с реальными историческими фактами. Всякий же человек, заинтересованный прежде всего в правде, какой бы она не была, может легко убедиться в несостоятельности таких обвинений.

Христианство начало свой триумфальный путь по миру из Иерусалима, где в день Пятидесятницы, первый после воскресения Христа родилась Церковь. За несколько десятков лет новая вера распространилась по всей Римской империи. Во многих городах появились первые церковные общины. На их богослужениях они использовали различные священные тексты, большинство которых входят сегодня в Канон Священного Писания. Так как тогда не существовало типографии, книги переписывались вручную и хранились в больших общинах, подобно тому, как иудеи сохраняли свитки Торы в своих синагогах. Распространение Нового Завета достигло огромных размеров, ни один древний литературный памятник не сохранился в таком количестве рукописей. В настоящее время сохранилось более 5300 копий греческого Нового Завета, более 10 000 копий латинского (Вульгаты) и по меньшей мере 9300 других ранних рукописей. Таким образом, общее число существующих экземпляров превышает 24 000. Для сравнения можно взять знаменитую «Иллиаду» Гомера, она сохранилась всего лишь в 643-х экземплярах.

Для того, чтобы внести сколь либо существенные изменения в текст, было бы необходимо сменить рукописи всех общин на всей территории империи. Очевидно, что быстро, безболезненно и бесследно такую подмену осуществить не удалось бы никому, ведь изменения пришлось бы внести в десятки тысяч хранимых общинами книг. Поэтому говорить о том, что Библия была изменена столь глобально, что её тексту вовсе нельзя доверять, можно говорить только в отрыве от реальной действительности. К сожалению, большинство людей, распространяющих эти сведения, редко утруждает себя проверкой их достоверности.

Иногда вопрос о искажении подлинного текста существующих канонических Писаний ставится в несколько иной форме. Широко известен тот факт, что помимо достоверных апостольских писем и Евангелий в первые века было создано огромное количество т.н. апокрифов. Так Церковь называет книги, так или иначе претендующие на роль Писаний, но по каким-либо причинам ею отвергнутых. И очень часто недобросовестные пропагандисты преувеличивают роль этих книг, утверждая, что настоящее послание Иисуса Христа сокрыто именно на их страницах. Эти утверждения так же являются спекуляцией на неосведомлённости и доверчивости тех, кому они адресованы. Апокрифы не являются каким-то тщательно скрываемым Церковью «тайным знанием», большинство из них вполне доступны для ознакомления. Более того, историю возникновения любого из апокрифов можно легко проследить, воспользовавшись соответствующей литературой. Многие апокрифические послания представляют несомненный интерес для изучения, например, жизни раннехристианских общин или еретических учений, но никакой особой тайны за семью печатями они не содержат.

Вопрос о достоверности христианских Писаний прежде всего вопрос исторический. Всякий непредвзятый человек, при наличии современных средств доступа к информации (библиотеки, Интернет) может легко проверить то или иное, претендующее на «подлинную историчность» заявление. Христиане же, помимо исторических фактов, в этом вопросе доверяют Богу – уж Он-то способен проследить за тем, чтобы Его Слово дошло до адресата без всяких искажений.

Правда ли что христиане поклоняются своим святым?

Нет, это неправда. Христиане поклоняются одному только Богу, никто не может занять место, подобающее Ему. Почести, воздаваемые отошедшим в вечность людям, засвидетельствовавшим свою веру во Христа святой и праведной жизнью, не являются поклонением в том же смысле, что применим к Богу. Первая из десяти заповедей строго предупреждает верующих о недопустимости подмены Бога, кем-либо ещё, однако она не противоречит четвёртой заповеди, требующей почитать родителей. Вряд ли кто-то станет всерьёз заявлять, что должное уважение к родителям противоречит поклонению единому Богу. И если мы почитаем родителей за то, что они дали нам жизнь, вырастили и воспитали нас, то святых почитаем за то, что они тоже воспитывают нас своим примером, которому мы можем подражать.

Кто-то, возможно, скажет «Но ведь вы ещё и молитесь святым и мученикам, разве это не является нарушением заповеди Единобожия?». Да, действительно в христианской католической традиции существуют молитвы, обращённые к Деве Марии, Апостолам и другим святым. Однако это молитвы совершенно иного порядка, нежели те, что мы обращаем к Богу.

Мы верим, что Церковь Христова это одна большая семья, в которую входят люди, ставшие благодаря Христу детьми Божьими. И когда кто-то из членов этой семьи, достигнув святости, воссоединяется с Богом на небесах, он только лишь приходит ближе к своему Отцу, оставаясь, тем не менее, братом нам, странствующим по земле в ожидании Небесного Царства. И если мы обращаемся с просьбой о молитве к живущим в мире братьям, таким же грешным, как и мы сами, то тем более можем обратиться с той же просьбой к тем, кто уже достиг Вечного Града и видит Бога лицом к лицу. То есть молитвы к святым есть всего лишь просьбы о совместной молитве с нами. Святые не отвечают на молитвы, они только молятся рядом с нами Богу, будучи гораздо ближе к нему и не нуждаясь притом, чтобы кто-то молился за них.

Правда ли, что христиане поклоняются иконам и статуям?

Неправда. Как и в случае со святыми, Церковь провозглашает справедливость почитания икон, а не поклонения им. Она учит, что почесть или поклонение (в зависимости от того, кто изображён на иконе) от образа восходит к первообразу, то есть к реально существующему в вечности святому или же ко Христу.

Среди противников этой церковной практики бытует мнение, что иконопочитание возникло на основе языческих обычаев изображать богов в статуях и рисунках. Первые христиане-де, будучи обращенными из язычников, не смогли отойти от своей прежней практики идолопоклонства и потому в Церкви появились иконы. Этот взгляд в той или иной форме разделяют как мусульмане, так и различные христианские и околохристианские общины и секты, выступающие против икон. Мнение это при всей своей популярности необоснованно. Небольшой экскурс в историю Церкви времён первых семи Вселенских соборов позволит всякому сомневающемуся убедиться в этом. Догмат об иконопочитании является логическим завершением многовекового спора ортодоксальных верующих с различными ересями о природе, или, точнее, природах Христа.

Интересно, что христиане-протестанты, горячо выступающие против создания каких-либо изображений в богослужебных целях, редко задумываются о причине такого запрета. В Ветхом Завете Бог строго-настрого запретил изображать Себя и поклоняться этим изображениям. «Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Господь на Хориве из среды огня» – сказал Господь евреям. Отсюда и проистекает этот запрет на изображения Бога – Его никто никогда не видел, и любое изображение не смогло бы передать евреям полноту Его величия и святости, а лишь ввело бы их в опасные заблуждения, благо языческих народов, поклоняющихся идолам, вокруг было предостаточно.

Но в Новом Завете мы читаем уже совсем другие слова. «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, – ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем» пишет апостол Иоанн в своём первом соборном послании. Случилось величайшее событие мировой истории – Сам Бог сошёл на землю с небес, став человеком, и этого Человека видели тысячи людей, осязали Его, говорили с Ним, ели с Ним за одним столом, слушали Его. Бог стал Человеком, воплотился во всей Своей полноте в человеческом теле. «В Нем обитает вся полнота Божества телесно» – говорит о Христе апостол Павел. Именно поэтому Церковь допускает изображения человеческого облика Иисуса Христа – ведь сам Бог пожелал открыться миру через этот образ. Потому иконопочитание является ещё одним подтверждением веры христиан в Бога воплотившегося от Девы, умершего за грехи мира на кресте и воскресшего на третий день.

Недоумение может вызывать и почитание, оказываемое каким-то конкретным иконам, которые почитаются как чудотворные. Однако и тут Церковь не практикует идолопоклонства. Если Богу было угодно действовать особым образом через какую-либо конкретную икону, то особое почитание, окружающее её впоследствии восходит не к самой иконе, а опять же к Богу, творящему чудесные дела среди людей.

В молитвенной жизни иконы имеют весьма конкретное практическое применение: помогают концентрировать мысли и не отвлекаться.

Почему католики считают Папу Римского наместником Бога на земле?

Такой вопрос часто приходится слышать как от людей, не имеющих никакого отношения к христианству, так и от тех христиан, кто не находится в полноте общения с Католической Церковью. Удивительно, но вопрошающих очень смущает этот титул Римского Первосвященника – наместник Христа на земле, (именно так он звучит, выражение «наместник Бога» никогда не употребляется). Им почему-то кажется, что это есть проявление непомерной гордыни Римских епископов и чуть ли не богохульство.

Однако, если разобраться ничего противоречащего христианскому учению и здравому смыслу в этом титуле нет. Кого называют наместником (викарием)? Очевидно, что наместник это человек, которому его начальник вручил определённую часть своей власти (на какое-то время или на какой-то определённой территории). Так, например, в эпоху колониальных владений многими колониями европейских держав в других частях света управляли вице-короли. Сегодня во многих странах существует пост вице-президента, замещающего президента в определённых обстоятельствах. И вряд ли кто-то может всерьёз полагать, что вице-король претендует на власть настоящего короля. Наоборот, он только потому и существует в должностной иерархии, что его господин поручил ему представлять королевскую власть на какой-то подвластной территории.

Кто же вручил Римским епископам власть представлять Иисуса Христа в Церкви на земле? Ответ очевиден – такую власть мог вручить только сам Иисус Христос. Когда же это случилось? Рассказ об этом содержит Священное Писание.

На протяжении всех новозаветных повествований Христос несколько раз особо выделяет одного ученика из Двенадцати. Он даёт ему новое имя, глубоко символичное (Иоан.1:42), ученик этот всегда говорит от имени всех остальных Апостолов и первый исповедует Иисуса как Мессию, Сына Божьего. После этого исповедания Христос обещает создать Свою Церковь на камне, которым он назвал Симона Петра и вручает ему ключи от неё. (Пётр по-гречески камень, см также Матф.16:18). И наконец после Своего воскресения из мёртвых Иисус поручает Петру пасти Своё стадо, свою Церковь на земле, оставаясь при этом Её вечным Пастырем.

Таким образом, поставив Петра Своим наместником на земле, Господь Иисус тем самым показал что такая должность необходима в Церкви. И так как Пётр перед своей мученической кончиной был епископом Рима, то эта епископская кафедра унаследовала власть, данную Первоверховному Апостолу Иисусом Христом. Все Римские епископы или Папы с тех пор имели в Церкви ту же власть, какую Христос вручил Петру.

Как согласуются с христианским учением Крестовые походы?

Словосочетание «Крестовый поход» весьма популярно среди людей, считающих, что знают всё «об этом ужасном христианстве», которое якобы послужило причиной войн, бедствий и обильного кровопролития. Противники христианства и Церкви вряд ли упустят случай напомнить об этих походах, всякий раз, когда им хочется выставить нашу веру в невыгодном свете.

Существует несколько распространённых заблуждений о крестовых походах, принимаемых ныне за абсолютную и доказанную историческими фактами истину. Распространением этих заблуждений активно занималась, например, советская историческая наука, которая была скорее идеологическим инструментом для борьбы с классовым врагом, нежели поборницей исторической справедливости. Рассмотрим самые распространённые из этих заблуждений.

Распространено, например, мнение, что Крестовые походы были завоевательными войнами, спровоцированными жадной до денег церковной властью. Однако мнение это не соответствует исторической истине. Крестовые походы были в первую очередь оборонительными войнами. Христианский мир не атаковал, он вынужден был защищаться. Сегодня мало кто вспоминает о том, что Палестина, Сирия, Египет и территория современной Турции были частью огромного христианского мира. Мусульманская экспансия охватила весь христианский Восток, и не намерена была останавливаться. Иерусалим, сердце христианского мира, город, в котором находились его величайшие святыни, в том числе и главная из них – Гроб Господень – тоже оказался в руках оккупантов. Паломники, возвращавшиеся со Святой Земли в слезах рассказывали о унижениях и обидах, чинимых мусульманами В VIII веке мавры овладели Северной Африкой и Испанией, в XI веке под ударами турков-сельджуков затрещала когда-то могучая Византия. Таким образом, объявление Крестовых походов было естественной защитной реакцией христиан Запада.

Часто приходится слышать, что рыцарей-крестоносцев, отправлявшихся на далёкий Восток, влекла туда исключительно жажда наживы, что таким образом они хотели пополнить своё небогатое состояние. Конечно, наивно предполагать, что среди рыцарей совсем не было людей, преследовавших отнюдь не благородные цели. Но результаты беспристрастных исторических исследований говорят о том, что для большинства крестоносцев поход был предприятием даже не убыточным, а разорительным. Ведь многие из них были зажиточными феодалами, имевшими замки, земли, солидные состояния. Оставить всё это и уйти в поход простым воином – это ли не свидетельство их благих намерений?

Мы не ставим себе цель полного обеления всех деяний крестоносцев. К сожалению не все они были продиктованы любовью к страдающим от агрессии восточным братьям и искренней христианской верой. В истории походов сохранилось немало чёрных страниц, однако представлять Крестовые походы как одну большую корыстную авантюру так же неправильно. Их изначальной целью была, прежде всего, защита попавших в беду братьев, и уж об этом их аспекте мы можем смело сказать, что это было делом христианским и богоугодным. Во всяком случае, в том, что Европа смогла сохранить христианские ценности для будущих поколений и стать колыбелью самой развитой и могучей цивилизации есть и заслуга крестоносцев.

Для более полного ознакомления с реальной историей Крестовых походов рекомендуем статью профессора Т.Ф. Мэддэна: «О подлинной истории Крестовых походов»

Как согласуются с христианским учением деяния инквизиции?

Подобный вопрос, очевидно, подразумевает, что спрашивающий прекрасно осведомлён о тех самых деяниях инквизиции, которыми не попрекают Католическую Церковь разве что самые ленивые критики. И в самом деле, кто же сегодня не знает о кровожадных людях в монашеских балахонах с крестами, которые жестоко преследовали всякое инакомыслие, пытали и убивали неугодных, разожгли костры по всей средневековой Европе. Смешно такого не знать.

Однако не всё так просто. Если бы кто-то задался целью проверить те самые «общеизвестные исторические факты», то был бы немало удивлён степенью преувеличения жестокости и «кровавости» деяний инквизиции. Как справедливо заметил историк Джеймс Хичкок (James Hitchcock), профессор университета Сент-Луиса, в нашем наполненном доступной информацией веке, её обилие вовсе не гарантирует влияния на общественное восприятие. Люди предпочитают пользоваться ставшими привычными штампами, легко верят всему, что узнают из СМИ, художественной литературы, кинофильмов и т.п. Оно и понятно, ведь серьёзное историческое исследование какого-либо вопроса процесс достаточно трудоёмкий, а штампы и стереотипы широко и легко доступны.

Слово «инквизиция» в переводе с латинского означает «расследование». Именно с целью расследования различных обвинений, предъявляемых людям светскими или церковными властями, был учреждён этот институт. Надо учитывать тот факт, что вплоть до начала в XVIII веке т.н. эпохи Просвещения принципа отделения Церкви от государства не было и в помине, и за преступления, совершаемые против Церкви, карало государство, всеми методами, что применялись им для наказания преступников. Так, например, по обвинению в колдовстве выносился смертный приговор через сожжение на костре.

Понятно что доказательства по таким обвинениям часто были надуманными и нелепыми, особенно если учесть, что расследование велось светскими властями, не особо сведущими в тонкостях схоластики. Если скажем, какой-нибудь человек надел бы одежду наизнанку и после этого над селением прошла буря, уничтожившая посевы, то это для властей было очевидным доказательством причастности человека к этому несчастью. Именно поэтому Церковь учредила Святую Инквизицию – специальный церковный институт, занимавшийся исследованием подобного рода обвинений. Инквизиторами были в основном профессиональные юристы, исследовавшие дела с точки зрения римского права. Пытки и смертные приговоры, безусловно, имели место, но далеко не в тех количествах, о которых пишут публицисты-популяризаторы.

Поскольку инквизиция в основном расследовала обвинения в приверженности какой-либо ереси, самым распространённым наказанием, назначавшимся ею, был отнюдь не костёр, а публичное покаяние. Лишь немногие дела заканчивались столь суровым вердиктом. Однако следует отметить, что инквизиторы только передавали результаты расследования властям, которые уже решали вопрос приговора.

Таким образом, количество жертв инквизиции, как правило, сильно преувеличивается. Писатель Дэн Браун в своём нашумевшем романе «Код Да Винчи» рассказывает жуткую историю о более чем 5 миллионах уничтоженных инквизицией беременных(!) женщин. Известный православный публицист, дьякон Андрей Кураев, комментируя это, не без иронии отмечает, что если бы инквизиторы уничтожили столько женщин, то как бы европейцам удалось размножиться так, что они заполнили почти все континенты планеты?

Католическая Церковь не пытается скрыть или преуменьшить ошибки Её детей в прошлом и настоящем, не пытается их выгородить или обелить. Многое из того, что делала инквизиция сегодня признано неправильным и ненужным. Но, к сожалению, большинство претензий к истории основаны на запущенных в общество стереотипах, которые не соответствуют исторической действительности. Тот же профессор Хичкок в своей статье об инквизиции вынужден отметить:

«Причина же, по которой правда об Инквизиции никак не может проникнуть в общественное сознание, не составляет большой загадки. В сохранении традиционного ее образа заинтересовано множество людей, и некоторые из них, к сожалению, католики. Те, кто отрицает притязания Церкви на моральную власть, используют в качестве своего главного оружия обвинение в лицемерии: как, мол, может Церковь, на чьих руках кровь миллионов людей, осуждать аборты? Для кое-кого из католиков благие вести о том, что Инквизиция была не так дурна, как им казалось, это на самом деле вести дурные, и слушать они их не хотят.»
Читать полностью.

Правда ли что в Католической Церкви венчают гомосексуалистов?

Нет, это совершеннейшая неправда. Более того, утверждающий подобное прямо клевещет на Католическую Церковь, так как она от начала своего существования до сего дня провозглашала евангельскую истину о непорочности и святости брака, как установленного Богом союза мужчины и женщины и признавала гомосексуальные связи тяжким грехом. На первых же страницах Священного Писания Бог рассказывает людям о Своём установлении касательно брачного союза и далее в Законе, данном Моисею указывает на мерзость всякого рода сексуальных извращений. Новый Завет нашего Господа Иисуса Христа подтверждает важность таинства брака и устанавливает ещё более жёсткие рамки таких отношений. Если Моисей позволял евреям по их жестокосердию писать разводные письма, то Иисус прямо говорит о том, что супруги не должны разводится ни при каких условиях, ибо это противоречит Божьему установлению. (Матф. 19:3-9). И Католическая Церковь вот уже 2000 лет следует этой заповеди, ни поступаясь ни на йоту. И уж конечно так же бескомпромиссно отвергает легализацию всякое нарушение естественного закона человеческой природы.

Венчание гомосексуалистов является величайшим святотатством, осквернением Святого Таинства брака. Поэтому именно Католическая Церковь в сегодняшнем секуляризованном обществе твёрдо отстаивает позиции традиционной семьи и настоящих супружеских отношений между мужчиной и женщиной.